Сергей Костин показал свою коллекцию графики одесских художников

Во Всемирном клубе одесситов открылась вторая часть выставки графики одесских художников ХХ века из коллекции Сергея Костина. На этот раз можно увидеть автографы известных одесских художников: Минкуса, Фрейдина, Мучника, Горобца, Гончаренко, Дюльфана, Божия. Сказывается его...

Во Всемирном клубе одесситов открылась вторая часть выставки графики одесских художников ХХ века из коллекции Сергея Костина. На этот раз можно увидеть автографы известных одесских художников: Минкуса, Фрейдина, Мучника, Горобца, Гончаренко, Дюльфана, Божия.

Сергей Костин/Фото - Вадим Геращенко, Фейсбук

Сергей Костин/Фото — Вадим Геращенко, Фейсбук

Сказывается его давнее и многолетнее общение с художниками, оказывается оно небезопасно: вот вы и становитесь коллекционером, начинаете подчас знать даже больше, нежели некие из искусствоведов.

Осматривая (и восхищаясь) собранием, любой всенепременно задаётся вопросом: «Где ты это добываешь»? Ответ гласит: «Добываю!», — т.е. способы «прихода» работы, рисунка, листа графики не прогнозируем, разные люди из разных мест приносят, предлагают. И вот тут знакомство именно с художниками позволяет а) установить подлинность, б) ценность; но с годами формируется и, так называемый, «глаз коллекционера».

13995500

 

В городе и Украине Костин больше известен как глава благотворительного фонда «Дорога к дому», который «опікується» детьми-сиротами; однако в АРТистической (от слова «арт») среде он уважаем именно как коллекционер.

Осмотримся: отнюдь не большая комната Всемирного клуба до потолка завешана работами отнюдь не большого размера, — это всё графика. Преимущественно карандаш, а карандаш имеет свойство с годами осыпаться. Вот выставка и стала отменным поводом «одеть», одеть в рамы, под стекло листы.

Работы столь качественны и хороши, что невольно возникает вопрос: все ли авторы мертвы = из сколь давних времён всё это? Коллекционер вздрагивает и соглашается. Карандаш, тончайше обточенный, тоньше волоска; штрихование прям-таки ювелирное, но ещё и плотное, = РОСКОШЬ. Роскошь, ибо не только предполагает, но ТРЕБУЕТ тщательнейшего, внимательнейшего из внимательного рассматривания; то, что называется, «погружения в работу» («або, ти в неї занурюєшся»).

Отчего следующий вопрос: «Ну почему, почему художники сейчас так не работают»? А к тому ещё следующий: «Неужто на Худграфе и в Грековке больше так не учат»? И идея: привести, приводить студентов оных учебных заведений для образования.

А теперь последует попытка описания выставки: во Всемирном клубе Одесситов выставлены работы Амшея Нюренберга, Александра Ацманчука, Владимира Власова (зарисовка собрания, возможно с/х, а возможно и некой «тайной вечери»), досконально выполненный портрет человека типа «партработник» Олегом Соколовым, есть Дворников, имеется Минкус на фоне минаретов. Есть ДАЖЕ Григорий Верейский – единственный НЕ одессит.

«Ой, нет, — говорит Костин, — Александр Ануфриев – жив, но эмигрировал и здесь представлен не как нон-конформист, а мастер графики; Люсьен Дюльфан тоже жив». Его автопортрет с выглядывающим из-за спины юным Ройтбурдом, тоже тщательно прорисован. Но есть и гравюра – Петра Коновского «Плюшкин», там, где всё иголочкой процарапывается, а затем делается оттиск. Очень хороша гравюра, а Плюшкин убедителен, даже для меня, намедни «Мёртых душ» перечитавшей.

В целом выставка доставляет невообразимое удовольствие, просто от качества работ, я даже рискну повторить за одним пожилым журналистом вопрос-вопрошание: «Ну что они, современные художники, всё изголяются? Пусть они вначале убедят меня в своей квалификации качественным изображением пусть меня, пусть себя, а уж затем…».

Выставка продлится до 2 сентября.

Ута Кильтер


Топ новостей сегодня

4 Мая, 2017 Четверг
3 Мая, 2017 Среда
больше новостей